УЧРЕЖДЕНИЕ "СПОРТИВНЫЙ КЛУБ
ФЕДЕРАЦИИ ПРОФСОЮЗОВ БЕЛАРУСИ"
Мы - за физическое и нравственное здоровье нации!

220126, г. Минск, пр. Победителей, 21

Тел./факс: 203-90-67, 203-88-62

e-mail: sportfpb@mail.ru

Спортивная панорама 2018

МАРИНА ЛИТВИНЧУК: СХОДИЛА ЗА СЧАСТЬЕМ
(Спортивная панорама №88 (13022) от 20 июня 2018 г.)
 
Прошлый сезон самая титулованная белорусская байдаристка Марина ЛИТВИНЧУК пропустила. Причина тому была самая уважительная. 14 января она родила сына, вскоре после этого приступив к тренировкам. Начинала с общефизической и силовой подготовки. В лодку села только в апреле. Но уже почти на 80 процентов восстановила былые кондиции, что позволило спортсменке не просто выступить на недавнем чемпионате Европы, а в составе четвёрки завоевать «серебро», которое для неё самой, как призналась, стало приятным сюрпризом.
Фото: canoesport
Решили дать бой
— После такого перерыва сразу пробиться на пьедестал — это что-то невероятное! Эмоции, не скрою, поначалу захлёстывали.
— Соперницы наверняка даже просто увидеть вас на регате ещё не ожидали?
— Да, многие девчонки из Польши, Словакии, та же Данута Козак из Венгрии при встрече удивлялись. Но оказывается, всё возможно. Мы сами поначалу планировали просто побороться за лицензию на Европейские игры и посмотреть, на каком свете находимся. А приехали в Белград, увидели, что набрали неплохой ход, и решили дать всем хороший бой.
— Упомянутая пятикратная олимпийская чемпионка Козак вроде поговаривала о завершении карьеры, но вернулась и продолжила побеждать…
— Не могу сказать, что мы постоянно с венгеркой общаемся, но связь поддерживаем, интересуясь делами друг  друга. Она тоже после Игр в Рио стала мамой. Правда, её ребёнку уже почти год. В августе прошлого года Данута возобновила тренировки. И, как рассказывала, поначалу всё шло хорошо, а потом начались травмы. Кроме того, признавалась, что очень тяжело совмещать подготовку и материнство. Не знаю, возможно, это был её такой тактический ход.
— А вообще в гребле много молодых мам?
— Теперь уже немало. После Олимпиады в Бразилии не только мы решили сходить за счастьем, но и ещё одна известная венгерка Тамара Чипес, Мартина Колова из Словакии, полька Каролина Найя… Последняя из них родила в декабре. И на предшествующем чемпионату Европы этапе Кубка мира в Дуйсбурге в составе четвёрки уже «серебро» завоевала. Там, правда, уровень конкуренции был немножко другим.
— Ещё во время весеннего сбора в Португалии вы говорили, что первым стартом для вас станет июльский чемпионат страны. А буквально через три недели позвонили  Геннадию Галицкому, вселив надежду на то, что усилите четвёрку уже в Белграде…
— Да, это было во время Кубка Беларуси, на который мы с Маргаритой Махневой, естественно, не поехали. Тренировались дома. В тот день на время прошли 250 м. И я показала очень хороший для себя результат — 56 секунд, убедившись, что восстановление идёт быстрее, чем думали.
Опасаясь форс-мажора
— Перед первой тренировкой в четвёрке волновались?
— Нет. Была абсолютно спокойна. Я сразу сказала Геннадию Николаевичу, что не сяду в экипаж за былые заслуги, что должна это право вновь завоевать. И к тому моменту я уже начала обыгрывать молодых девчат, претендовавших на места в четвёрке. Тренер это видел. И в итоге сделал выбор в мою пользу.
— Под Алину Свиту, впервые выступавшую в командной лодке в роли загребной, легко подстроились?
— Её гребля, конечно, немножко отличается от нашей. Но мы её учим, она старается и довольно быстро всё схватывает.
— По соревнованиям соскучились?
— Очень! Когда приехали в Белград, меня аж, как мы говорим, распирало от желания поскорее ввязаться в борьбу. Я гонялась там семь лет назад, а такое впечатление, будто совсем недавно. Но перед выходом на понтон волнение, конечно, усилилось. Я понимала, что нам реально из предварительного заезда сразу попасть в финал — если не случится какого-нибудь форс-мажора, как в Бранденбурге, где у нас отвалился руль и мы остались без допуска на Первые Европейские игры в Баку. А сели в лодку, сделали пару гребков, и, увидев, что всё в порядке, успокоились. Напрямую пройдя в решающий круг, очень обрадовались, ведь задачу-минимум выполнили — лицензию на домашние Европейские игры гарантировали.
— А как финал дался?
— В нём Алина, видимо, не до конца поняла, как его нужно идти тактически. Да и мандражнула немножко. Ничего страшного. Мы сделали выводы, и, думаю, таких ошибок больше не допустим. С учётом того, что она в первый раз загребала на таком высоком уровне и я ещё сыровата, грех жаловаться. У той же Алины всё впереди. Поднаберётся опыта, поймёт, что детский сад закончен, и научится выступать с холодной головой. Я сама после заезда не чувствовала себя напрочь обессиленной. Устала, конечно, но это естественно. Потом меня, правда, поднакрыло. А сразу, может, на эмоциях этого не заметила. Ведь медаль завоевала. Железную. Для сына. Слава Богу, не бронзовую, из которых, как говорит Любаша Черкашина, уже  можно статую какую-нибудь выплавить. Значит, мы на правильном пути. Тем более не так много выходили в этом составе — не больше пяти-шести раз. Словом, это «серебро» дорогого стоит.
— Геннадий Галицкий считает, что и в спринтерской двойке с Ольгой Худенко вы уже сейчас готовы были биться за пьедестал…
— Согласна. Но что-то пошло не так. То ли перегорели, то ли не настроились, как следует. И не только мы. Действующие чемпионки мира венгерки оказались только четвёртыми, а чемпионки Европы украинки — пятыми. Даже на тех двух тренировках, на которых работали в двойке, и на разминке перед стартом у нас и скорость была хорошая, и гребок мощным, а тут непонятно почему в одном месте темп крутанули, как в детстве. В итоге время оказалось, наверное, юниорское. Хотя предварительный заезд выиграли с хорошим результатом, пройдя его на полсекунды быстрее. И это, сделав фальстарт, после чего больше трёх минут простояли в ловушке. Возможно, сказалось то, что мы давно в этой лодке с Олей не сидели, утратив чувство друг друга.
— А каково это — наблюдать со стороны за разборками одиночниц на 500 и 5000 метров?
— «Пятёрку» я видела только одну — победную для нашей каноистки Лены Ноздрёвой. А «пятисотку» мы с Надеждой Лепешко смотрели по телевизору в гостинице, потому что нам ещё рано было ехать на канал. Поскольку пока не чувствую себя прежней Мариной Литвинчук, только набираю обороты, особой ностальгии не испытывала. С интересом отслеживала, изменилась ли техника, тактика прохождения дистанций, делая для себя выводы. А там — посмотрим.
Настоящий Большой нянь
— Как далось возвращение? Ожидания и реалии совпали?
— Поначалу и Геннадию Николаевичу, и супругу пришлось меня успокаивать. Я хотела всего и сразу, думая, что всё будет легко и просто, а на деле это оказалось не так.  Но уже немного спустилась на землю. Вижу, что с каждой тренировкой прибавляю. И максимальная сила  потихоньку увеличивается. И на воде, показываю неплохие секунды. План тренировок у меня немножко отличается. Есть ещё, над чем работать, и много работать. А до чемпионата мира осталось всего пару месяцев. Или целых два месяца, как говорит Геннадий Николаевич. Но они пролетят, как один день. После сбора в Португалии тоже казалось, что до континентальной регаты времени — вагон. Но не успели оглянуться — и надо отправляться в Белград.
— Когда вы возобновили тренировки?
— Дома приседать с сыночком я начала почти сразу. В зал вернулась через полтора месяца после родов. И немного испугалась, когда лишь один раз смогла подтянуться, при том, что до беременности имела рекорд 35 раз. Выяснилось, что на воде технику гребли не растеряла, а вот максимальная сила ушла.
— Вы вроде и большую часть беременности тренировались?
— Да, мы почти семь с половиной месяцев вместе с сыночком занимались. Конечно, нагрузки значительно уменьшила. В основном в зале делала специальные упражнения для беременных, на растягивание, немного на тренажёрах работала и с гантелями, со штангой, но конечно, с небольшими весами. И на воде, если погода благоприятствовала, покатушки устраивали.
— Как к этому относился муж?
— Он, конечно, просил быть аккуратной: всё-таки это первая беременность, и мы не знали, как организм отреагирует. Сейчас уже думаешь, что можно было где-то и побольше, и поактивнее потренироваться, а тогда инстинкт самосохранения срабатывал: мол, ты уже не одна, а ангелочка своего носишь. Поэтому и Артур переживал за нас.
— Артур осмелился и в декретный отпуск пойти?
— Да, за что я очень ему благодарна. Он во всём мне помогает, отлично справляясь со всеми заботами. Когда я на тренировке, он и кормит Эльдарчика, и памперсы меняет, и моет, купает. И по ночам встаёт. В общем, он у нас настоящий Большой нянь.
— Вы впервые за полгода расстались со своим, как написали в соцсетях, дополнительным моторчиком — Эльдарчиком. Как выдержали?
— Тяжело. До сих пор не могу прийти в себя. Наконец-то мы снова вместе. Телефон, конечно, не заменит ни запах кефирчика, ни обнимашек, целовашек, новых движений, эмоций.
— И какие ожидания связываете с планетарным чемпионатом?
— Пока работаем. Главное, чтобы ничто не помешало подойти к нему в оптимальной форме. И тогда постараемся порадовать родных и болельщиков хорошими результатами. Дай Бог, чтобы всё сложилось. В Португалии я наверняка также ограничусь двумя номерами программы. Ведь, пожадничав, можно загнать себя в яму и тогда в следующем году вновь придётся начинать с ноля. Поэтому лучше постепенно, не спеша полностью вернуть былые кондиции. Благо у нас замечательный тренер. И врач с командой работает — Анна Леонидовна Бондаренко, которая следит за состоянием. Так что, думаю,  всё у нас получится.
Елена Данильченко
 
 
 
 
ВЛАДИМИР ШАНТАРОВИЧ: ЛИШЬ ТРИ С ПЛЮСОМ...
 (Спортивная панорама №84/13018/ ОТ 13 ИЮНЯ 2018 г.)
 
Как мы уже сообщали, в Белграде, где завершился чемпионат Европы по гребле на байдарках и каноэ, белорусы завоевали девять наград. это на три больше, чем на аналогичной прошлогодней регате в Пловдиве. Причём «золота» тогда в активе земляков вообще не оказалось. В Сербии же они трижды поднимались на высшую ступеньку пьедестала. Однако главный тренер сборной Владимир Шантарович оценил выступление подопечных, прямо скажем, не очень высоко:
— Признаться, особого удовлетворения от прошедшей в Белграде регаты я не получил. Моя установка была — 24 финала и 12 медалей, а у нас последних оказалось девять. Поэтому по пятибалльной системе могу поставить лишь три с плюсом. Вместо пяти золотых наград мы завоевали три. И как минимум три шанса вовсе упустили. Та же Елена Ноздрёва «пятисотку» в каноэ-одиночке промчала с лучшим временем в истории – за 2.03. И на «двухсотке» не должна была довольствоваться четвёртым местом. В прошлом году на чемпионате мира в Рачице она упустила «бронзу», рановато пойдя на подсед, когда нужно было сделать ещё один гребок. А сейчас поспешила с самым первым, и ловушка отбросила её назад. То есть вновь сама себя наказала. Казалось, учишь их, учишь, а они всё равно допускают обидные ошибки. И в спринтерской двойке с Камилой Бобр они должны были завоёвывать «золото», а не «серебро».
— С учётом того, что это первый международный старт, может, итоги не такие и плохие?
— Наверное. Но я готов съесть себя из-за упущенных шансов. Нельзя их разбазаривать.
— А как расцените «серебро» второй женской каноэ-двойки — на олимпийской «пятисотке»?
— Как достойный результат. Стартовали Ольга Климова с Надеждой Макарченко неважно, но потом разошлись и вытянули второе место. Венгерки оказались чуть сильнее. Я, кстати, не делал бы скидку на то, что девчата гребут с одной стороны. Ведь это не мешает канадкам Винсан и Винсан-Лапойнте выигрывать всё подряд. Но кто у нас пойдёт эту дистанцию на планетарном форуме в Португалии, будем смотреть по сезону. Хочется, чтобы Камила Бобр подлечила своё колено, которое у неё размером с голову. Травмы нельзя запускать, как и недооценивать процесс восстановления.
— Представительницы байдарки дважды поднимались на пьедестал. Зато в обоих случаях в олимпийских дисциплинах…
— В целом девчата – молодцы. На большее им сейчас сложно было рассчитывать. Ведь Марина Литвинчук, как вы знаете, весь прошлый сезон пропустила. Зимой родила сына. И села в лодку только два месяца назад. Поэтому на третий день в финале спринта ей тяжко пришлось. Хотя 200 м – это тоже их дистанция, на которой медаль нужно забирать. Если не в этом году, так в следующем, ведь она входит в программу Европейских игр. В Заславле, напомню, будут разыгрываться 16 комплектов наград – в 12 олимпийских номерах, а также в байдарках у мужчин и женщин на 5000 м, у женщин в двойке на 200 м и у мужчин в каноэ-одиночке на 200 м. К ним нужно серьёзно готовиться. Сейчас в Белграде мои подопечные завоевали восемь лицензий, девчата-байдаристки – пять, каноисты – четыре и каноистки – три. Таким образом, мы обеспечили себе допуски во всех 16 номерах программы, что очень важно.
— От Юрени на «тысяче» ждали большего?
— Олег, как всегда, полуфинал прошёл шикарно. А ночь прошла – и его не узнать: темповые характеристики не выдерживает, мышечная проводимость, координация движений нарушаются. Но будем работать. А вот Павел Медведев с Никитой Бориковым, хотя и заняли пятое место в двойке на «тысяче», очень понравились. В этом классе высочайшая конкуренция,  в 3.06 заехали четыре лодки, в том числе наша. Причём в таком составе экипаж выступал впервые. На «пятисотке» они, как и Ноздрёва, рановато поспешили сорваться с места – и их также отбросило назад. А догнать потом на короткой дистанции сложно. Но опыт – дело наживное. Главное, я в этих спортсменов верю. Думаю, у них всё получится.
А вот командной байдаркой на тех же 500 метрах недоволен. Как можно со старта уходить восьмыми?! К отметке 300 метров, правда, на третье место перебрались. Но не доехали. Причём куда больше претензий у меня не к молодым Алексею Мисюченко и Дмитрию Натынчику, а  к опытным Виталию Белько и Роману Петрушенко. «Тысячу» они вместе с другими молодыми партнёрами – Кириллом Никитиным и Ильёй Федоренко — выиграли с новым европейским рекордом. Этот финал отработали хорошо. Я хоть и ругаюсь на Кирилла, но он справился с ролью загребного, неплохой парень. Рядом шли такие матёрые волки, а этот пацан не дрогнул. Неслись с Ильёй, как кони.
— Ещё одной завоёванной медали Юреня лишился…
— Признаться, я толком не понял, за что наказали Олега  – якобы за навал на лодку норвежца. И так подозрительно это сделали – без всяких подтверждающих видеозаписей. Будто бы арбитр видел нарушение, хотя никаких судей там рядом не было. По утверждению норвежцев, это случилось за два круга до финиша. Причём протест они подали минут через 20. На его рассмотрение пригласили только начальника команды Юрия Килькова. В итоге скандинав, финишировавший четвёртым с довольно большим отставанием, получил медаль, а Олег остался ни с чем.
Уже не спринтер, но ещё не «тысячник»
Несмотря на добытые каноистами «серебро» и «бронзу», неоднозначное настроение и у старшего тренера сборной Николая БАНЬКО:
— Если бы одиночка и двойка на «тысяче» попали в шестёрку сильнейших,  можно было бы сказать, что выступили удовлетворительно. Но, к сожалению, вмешались и объективные обстоятельства, и субъективные. Максим Петров в предварительном заезде, из которого напрямую в финал отбиралась одна лодка, попал на немца Себастьяна Бренделя, который, естественно, не упустил шанс. А в полуфинале Макса вдруг так обрубило, что еле доехал. Не думаю, что дело в психологии. Это уже проверенный боец, неоднократно попадавший в финалы и на официальных регатах, и на кубковых – практически в том же составе участников. На «пятисотке» затем он остановился в шаге от пьедестала. Чего не хватило, пока сложно сказать. Будем разбираться, — высказал своё мнение специалист. — Что касается Андрея Богдановича с Григорием Майсюком, выступавших в двойке, то их в квалификации  поставили на седьмую воду. А как раз поднялся правый ветер. Под берегом потише было, а их задувало. Поэтому сразу в главный раунд не попали. В полуфинале тоже досталась одна из крайних вод – шестая. Вроде и ехали неплохо – первую половину лидировали, а на второй вперёд вырвались шедшие по первым дорожкам, а они пятыми оказались. Но ничего страшного. Иногда полезно и по голове получить, чтобы потом работать больше.
— Победа в спринтерской одиночке грузина Зазы Надирадзе – из разряда сюрпризов?
— Не сказал бы. На предшествующем этапе Кубка мира в Дуйсбурге он стал серебряным призёром. И в Сербии значился в числе претендентов на пьедестал. Нашему Артёму Козырю, завоевавшему «бронзу», по его собственному признанию, не хватило взрывной силы. Он старт проиграл, а потом накатывал. Как я раньше рассказывал, в связи с изменением олимпийской программы спортсмен начал потихоньку перестраиваться, увеличил тренировочные объёмы. И сейчас, получается, уже не спринтер и ещё не «тысячник».
— Глеб Солодуха с Денисом Махлаем, добыв «серебро» на «двухсотке», показали максимум?
— Пока – да. Уж слишком сильны Александр Коваленко и Иван Штыль, они столько всего за карьеру выиграли. Хотя перед стартом я настраивал Глеба с Денисом бороться за победу. Но они маловато в двойке сидели. Если больше поработать, думаю, смогут обыграть и грозных россиян. Пусть это и неолимпийский класс, но он зрелищный. И те же сербы, завоевав медаль в такой же спринтерской байдарке-двойке, прыгали от радости. Они ценят любой успех. А мы делим на престижные-непрестижные.  В своё время у нас были две сильные каноэ-четвёрки, которые рубились между собой. Из них проще было и для олимпийских лодок людей выбрать. А сейчас мне говорят, мол, зачем много каноистов возить, если в программе Игр остались только одиночка и двойка. Но ведь на этапах Кубка и чемпионатах мира разыгрывается не два, а восемь-девять комплектов наград. Как можно от них отказываться?
— Четвёрка сейчас остановилась в шаге от пьедестала…
— Экипаж просто ещё не скатан. Часть парней готовилась с молодёжным составом, часть – с основным. В одной лодке только несколько дней поработали. По ходу даже лидировали, но не удержали темп. Причина одна – нужно больше тренироваться. Возможно, и Солодуху стоит попробовать в этом экипаже.
Елена Данильченко
 
 
РОМАН ЕТРУШЕНКО: КАК МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ
(Спортивная панорама № 86 (13020) 15 июня 2018 г.)
 
Есть гребцы, обладающие безупречным чувством воды, у которых всё получается без сверхусилий. Как признавался в одном из интервью самый титулованный в белорусской сборной байдарист Роман ПЕТРУШЕНКО, на своём веку он повидал немало таких спортсменов. Правда, все они как-то рано сходили с дистанции, далеко не реализовав свой завидный потенциал.
Фото автора
В нём же самом его первый тренер Дмитрий Клевакин будущую звезду мирового спорта не видел. Но Роман оказался трудоголиком, причём терпеливым, упрямым и целеустремлённым, благодаря чему и покорил все спортивные вершины. Только на Олимпийских играх он четырежды поднимался на пьедестал, в том числе однажды в Пекине — на высшую его ступеньку.
Кроме того, он семикратный чемпион мира и теперь уже 11-кратный — Европы. Последний титул на континентальной регате мозырянин завоевал на прошлой неделе в сербском Белграде в возрасте 37 лет, таким образом доказав, что есть ещё порох в пороховницах. Более того, Роман назвал его далеко не самым затратным:
— Гонка далась на удивление легко. Прежде всего, объясню это тем, что подобрался хороший состав. Обе двойки — и наша с Виталием Белько, и молодых Кирилла Никитина с Ильёй Федоренко — довольно сильные. И мы, скажем так, подошли друг другу. А в таком случае лодку и готовить особо не надо, только отдельные нюансы притереть — в частности, грамотно разложить дистанцию. Нам для этого хватило всего нескольких совместных выходов на воду.
— А под технику молодых парней подстраиваться не пришлось?
— Особо — нет. Все мы занимаемся у одного тренера, Федоренко вообще на нашей мозырской базе вырос. Поэтому они гребут почти так, как и мы.
— Свой тактический расклад выдержали на все сто?
— Да, мы в принципе выполнили установку, которую обсуждали с Никитиным. Пусть для него это и второй взрослый чемпионат Европы, но в прошлом году он выступал ещё в молодёжном экипаже, перед которым никаких серьёзных задач не ставили. Сейчас же мы понимали, что реально сразиться не просто за пьедестал, а именно за победу. Если, конечно, Кирилл как загребной совладает с нервами.
— А были опасения за него?
— В общем-то, он  довольно уравновешенный парень, чем-то меня в молодости напоминает. Ему что сказали, то он и делает. Это большой плюс для загребного, от которого очень многое зависит: как он лодку поведёт, так мы и поедем. Предварительный заезд вселил оптимизм. Да, тяжело было. Тем более что перед этим «пятисотку» прошли. Поэтому на «тысяче» на этой стадии особо на борьбу не настраивались. Заехали вторыми, задачу-минимум решив — в финал попав. Кирилл с Ильёй, хотя виду и не показывали, немного переживали. В финале мы их ни на какие места не настраивали, а лишь на то, чтобы выполнили свою работу, не обращая внимания на соперников. Сделать это было непросто. Ведь в предварительном круге многовато проиграли словакам, и  Кирилл мог запросто занервничать, но он показал себя молодцом. Стартовал хорошо.
— А вы сами на что заглядывались?
— Я видел, что готовность у нас высокая. И знал, что если пройдём дистанцию как надо, стопроцентно выиграем. В случае нарушения своего графика пришлось бы решать проблему по ходу и на самом финише. Но до этого дело не дошло. Гонка прошла под нашу диктовку. Никто даже не вмешался в спор за «золото».
— Вы все, кстати, свои победные финалы помните?
— Если только в общих чертах.
— Насколько ярким или, напротив, будничным оказался этот успех?
— На тех же чемпионатах Европы я давненько не выигрывал, поэтому, не скрою, приятно было вспомнить вкус победы. В последний раз мы её одерживали ещё с Вадимом Махневым. А где? Наверное, в том же Белграде в 2011 году. Тогда мы стали первыми на 500 м и вторыми — на 200. А тут не столько за себя, сколько за ребят порадовался. Для них это первый триумф.
— Восприняли они его эмоционально?
— Нет, на удивление спокойно. Видно было, что довольны, но эйфории на лицах не заметил. Думаю, позже осознают, что это довольно серьёзный успех.
— Кирилл с Ильёй, кстати, обращаются к вам по имени-отчеству?
— Да. И не только они. Уж и не помню, от кого это пошло. Просто я многих сегодняшних сборников на 17 — 18 лет старше. Можно сказать, в отцы гожусь. Но дело, наверное, не столько в самой разнице в возрасте, сколько в воспитании.
— Вашим студентом никто из них не был?
— Нет. Я уже не работаю в мозырском педуниверситете. А тем более они учатся заочно, так что наши пути-дорожки в вузе и не могли пересечься.
— «Тысячная» четвёрка — любимый вид?
— Не сказал бы. Мне больше нравится «пятисоточная» двойка.
— Этап Кубка мира в Дуйсбурге смотрели? Пытались прикинуть свои шансы?
— Конечно. И пришёл к выводу, что всё-таки нужно нам было туда выезжать. Потому что на 500 м нашей молодёжи из четвёрки стартового опыта не хватило. Третье место мы, по сути, соперникам подарили.
— Хотя этой лодке, надо полагать, куда больше внимания уделяли?
— Естественно, ведь это олимпийский номер программы.
— Вы шли его с другими молодыми парнями — Алексеем Мисюченко и Дмитрием Натынчиком. Каково это — через час менять партнёров?
— В принципе, ничего страшного нет. Единственный нюанс — на «пятисотке»  ещё больше решала психология. Мы неплохо прошли предварительный заезд — с третьим временем. И, видимо, поняв, что медаль реальна, парни стали себя накручивать. Имей мы за плечами хотя бы один кубковый старт, возможно, и справились бы, а так опыта не хватило. Немного прозевали старт. Да и идти гонку между двумя явными фаворитами — испанцами и немцами — непросто, всё равно что между двух огней. Я настраивал ребят на вторую половину. Но, увы, не всё гладко получилось. Кое-что сейчас  нужно уточнить.
— На Кубке Беларуси вы с Виталием выиграли и 500 м в двойке. Почему в Белграде в ней не выступали?
— Во-первых, она плохо сочеталась с четвёрками. Поэтому нужно было что-то выбирать. Погнавшись за несколькими «зайцами», можно было вообще в финал не попасть. Пример тех же чехов, замахнувшихся на тысячные двойку и четвёрку, — тому подтверждение. Их в главных заездах не оказалось.
— Уже и возраст, наверное, сказывается?
— Конечно, времени на восстановление требуется больше, чем в 22 года. Да и жарко было — на солнце в первые дни до 32 градусов доходило. Лишняя гонка в таких условиях наверняка бы аукнулась.
— А от олимпийской двойки вы временно отказались?
— Нет. Мы готовим её. И на чемпионате Беларуси будем биться за этот вид. А там — как тренеры решат.
— Назад часто оглядываетесь?
— Нет. Было и прошло. Как хорошее, так и плохое. Жить нужно настоящим.
— Но главной болью остаётся Олимпиада в Рио?
— Осадок, конечно, остался. Но обидно больше не за себя, а за ребят, для которых Игры должны были стать первыми. Я-то в отличие от них не на одной Олимпиаде побывал и чего-то достиг. А у некоторых из них будет ли ещё такой шанс?
— Вашему сыну уже девять. Греблей ещё не занимается?
— Пока он, как и все дети, за всё хватается — гоняет в футбол, зимой на лыжах катается. И в лодку иногда садится. Всерьёз же греблей, считаю, ему ещё рано заниматься. Вид тяжёлый. Ему нужно созреть. Иначе, как показывает практика, можно быстро потерять интерес. Хочу ли я, чтобы он пошёл по моим стопам? Вряд ли. Сам пусть выбирает.
— И в чём видите главную задачу на этот сезон?
— Одну из них уже выполнили — на Европейские игры были отобраны. Теперь хотелось бы помочь ребятам выиграть медаль на чемпионате мира в олимпийской четвёрке, а может, и ещё в каком виде. И желательно из металла высшей пробы.
Виталий БЕЛЬКО: пахоты не боюсь
Ещё одним соавтором белградского золотого успеха в четвёрке стал Виталий БЕЛЬКО. С 2015-го он является напарником Романа по двойке и командной лодке. С тех пор вместе они завоевали не одну награду на престижных регатах, но на высшую ступеньку континентального форума Виталий поднялся впервые. Причём, выходя на старт, как признался, он чувствовал, что этот финал может оказаться для него историческим:
Фото автора
— Пусть мы и не много эту лодку тренировали, но видели, что она летит. И в гонке я ещё метров за 100 понял, что нас никто не догонит.
— Цветы на церемонии награждения вам вручала жена…
— Да, как представитель федерации, чьи спортсмены одержали победу. Не скрою, было очень приятно видеть её в этой роли. Она у меня молодец! Наверное, это первый случай, когда я получал букет  из рук Инны. До сих пор это было моей прерогативой.
— Получается, в Сербии вы были в привилегированном положении?
— В какой-то степени да. Хотя у неё самой там было много работы, ведь Инна не болельщиком в Сербию выезжала. Но её поддержка, бесспорно, чувствовалась.
— Тот факт, что выступали в Сербии с листа, лично вам добавлял волнения?
— Нет. У нас с Романом большой опыт выступления на международной арене. Мы давно научились контролировать эмоции. А вот за молодых ребят, особенно из экипажа на 500 м, было боязно. Их важно было где-то «обстрелять». Думаю, это и не позволило завоевать «бронзу».
— Но главный тренер сборной Владимир Шантарович ответственность за пятое место возложил больше на вас с Романом. Что-то запороли или изнутри причина видится иначе?
— На мой взгляд, нам не хватило слаженности, которую и могли приобрести на той же кубковой регате.
— А вам какие дисциплины больше нравятся?
— Тысячные двойка и четвёрка, в которых более уверенно себя чувствую. К сожалению, последнюю убрали из олимпийской программы.
— В 2015-м вы стали напарником Петрушенко по двойке. Как восприняли тогда его предложение?
— Роман года два предлагал попробовать сесть с ним в лодку. Но как-то всё не получалось. А когда нашли такую возможность, она сразу поехала.
— Тот факт, что заменить предстояло титулованного Вадима Махнева, не смущал?
— Смущал. Но инициатива исходила не от меня. К тому же это спорт, где место никому ни в одном экипаже не забронировало. В поисках более сильного варианта любого из нас тренеры могут заменить.
— А вообще допускали, что судьба подарит такой шанс — стать напарником столь титулованного гонщика?
— Надеялся на это. Я с 18 лет в команде. И всегда был где-то рядом — четвёртым-пятым, иногда третьим.  Поэтому хотел когда-нибудь и в одной лодке с кем-то из грандов погоняться.
— Но вы же понимали, что Роман и очень требовательный, ставящий перед собой самые высокие цели…
— Меня этим не испугаешь. Напротив. В нашем виде, если хочешь чего-то добиться, должен «пахать». А научиться у Романа можно многому. К тому же он и к моему мнению прислушивается.
— Самый ценный ваш успех — прошлогодняя мировая «бронза»?
— Конечно. Хотя на медаль в двойке, если честно, я не рассчитывал. Во-первых, было не лучшее состояние. Ещё выезжая из Бреста на сбор в Чехию, вроде неплохо себя чувствовали, а через неделю форма пошла на спад. И выступали мы не на том ходу, на котором хотелось бы. Предварительный заезд и полуфинал сложились как-то сумбурно. Мы еле-еле попали в финал, можно сказать, вскочили в последний вагон. Но смогли настроиться и в главном раунде выжать максимум. А в четвёрке, на которую делали ставку, напротив, не удалось пробиться на пьедестал.
— Нынче планетарный форум обещает быть жарким во всех отношениях. Чего больше опасаетесь — погоды или конкуренции?
— В принципе я нормально переношу жару. Надеюсь, у нас тоже будет не холодно. А наши 30 градусов равнозначны 40-ка португальским. К тому же после молодёжного чемпионата Европы 2011 года в Москве, проходившего в условиях 40-градусного пекла и жуткого смога, уже ничего не страшно. Вот там было тяжело соревноваться. А возле океана большой плюс легче переносится. Что же касается конкуренции, то к ней постараемся подготовиться, время ещё есть.
 
Елена Данильченко
 
 
ЭЛЬВИРА ГЕРМАН: ЖИЗНЬ КАК ПАЗЛ
 (Спортивная панорама №9/12943/ от 18 января 2018 г.)
 
Для белорусских представителей королевы спорта минувший год выдался неоднозначным. Тем не менее наши соотечественники определённых успехов всё же добились. Отрадно, что продолжили штурмовать пьедесталы международных топ-турниров в своих возрастных категориях юниоры и молодёжь. Одной из тех, кто порадовала своими достойными результатами, стала Эльвира ГЕРМАН. Напомним, воспитанница пинской школы лёгкой атлетики завоевала серебряные награды в беге на 100 м на чемпионате Европы (U-23) в польской Быдгощи, а также на Всемирной универсиаде в Тайбэе.
Эти достижения были высоко оценены БФЛА, и молодая спортсменка победила в номинации «Молодёжь» на вручении премии «Атлетика-2017». Кроме того, снимок с Эльвирой был признан лучшим по итогам ушедшего года в категории «Профессиональный спорт». Корреспондент «СП» не мог не побеседовать с обаятельной бегуньей о минувшем сезоне, планах на будущее, личной жизни и многом другом.
ПРЕВЗОЙТИ СЕБЯ
— Были удивлены, когда получили статуэтку уже во второй раз?
— Для меня эта премия — приятный сюрприз. Очень переживала и волновалась во время награждения. Победить в номинации — большой стимул для меня. На самом деле минувший сезон выдался весьма сложным. Но в трудные минуты меня всегда подстёгивала мысль, что старания даром не проходят, а могут быть отмечены очередной наградой. Рада, что всё у меня получилось.
— Какие взаимоотношения у вас сложились с Кристиной Тимановской, с которой вы спорили за победу в конкурсе?
— Выступаем в разных видах, поэтому общаемся крайне редко. Какой-то зависти или неприятельских отношений друг к другу у нас нет.
— Что стало главным положительным моментом сезона?
— Ответить не так-то и просто. Но, пожалуй, чемпионат Беларуси в Гродно, где пробежала за 12,99 с «минусовым» ветром и дождём. Ведь была готова и на более высокий результат. По сезону, конечно, сложилось не всё так гладко, как хотелось бы. К сожалению, некоторые личные обстоятельства негативно отразились на моём психологическом состоянии. Впрочем, всё позади. Теперь знаю, что в следующем году могу превзойти себя.
— С какими мыслями входите в новый сезон?
— Не хочу «каркать», но сейчас всё хорошо. Подхожу к предстоящим соревнованиям с боевым настроем. Надеюсь, у меня всё получится. Буду стремиться к тому, чтобы улучшать свои результаты, и доказывать, что не зря получила статуэтку от БФЛА.
— Главный старт года?
— Конечно, буду стремиться к тому, чтобы отобраться на планетарный форум в помещении, который пройдёт в марте в Бирмингеме. Но основной старт для меня, безусловно, чемпионат Европы в Берлине.
— За счёт чего удаётся превосходить своих более опытных соперниц на чемпионатах страны?
— Во-первых, в минувшем году на республиканских стартах не участвовала лидер сборной Алина Талай. Во-вторых, некоторым спортсменкам немного не хватает скорости и техники во время барьерного спринта. Но сейчас те же Светлана Губенко и Руслана Рашкован начали заниматься с моим тренером. Думаю, они подтянутся, их результаты возрастут, а конкуренция станет заметно выше.
— Как тренируется вам с соперницами?
— На самом деле легко. Это даже хорошо, что теперь находимся под крылом одного специалиста. Теперь вместе смотрим в одном направлении, лучше видим промашки друг друга. Исправлять ошибки стало проще.
— Нет опасений, что вас могут превзойти?
— Не вижу в этом ничего плохого. Более того, уверена: в новом сезоне болельщика будет гораздо интереснее следить за нашими состязаниями в барьерном спринте.
ОТНОШЕНИЯ НЕ СКРЫВАЮ
— Как бороться со звёздной болезнью?
— Считаю, что всё зависит от человека. Бывает, что некоторые себя изначально ведут неподобающим образом. Излишняя самоуверенность и зазнайство губят спортсменов. Другие обладают к звёздной болезни иммунитетом. В настрое на соревнования всегда придерживаюсь схемы 50 на 50: готова показать высокий результат, но в ходе состязаний может случиться абсолютно всё — нужно держать это в уме.
— Легкоатлеты, как правило, следят за правильностью питания…
— Действительно, это так. Раньше могла себе позволить больше. Последние месяцы стараюсь после шести вечера ничего не есть, кроме творога. Отказалась от сладостей и мучных изделий. Безусловно, легкоатлетам немного проще, нежели представителям других видов спорта, где необходимо постоянно гонять вес и всё могут решить даже небольшие, казалось бы, 500 граммов. Но, конечно, люблю разные вкусности. Обожаю лазанью, которую готовит моя мама. Также отдаю предпочтение блинчикам с ветчиной и сыром и, конечно же, драникам. Пожалуй, это три моих любимых блюда, которые ела бы каждый день, не переставая.
— Как удаётся всегда быть на позитиве?
— Дело в том, что у меня очень весёлый папа. Его неиссякаемая энергия всегда заряжает. Мне с детства хотелось тоже быть такой позитивной, как мой отец. Стараюсь до сих пор не отставать. К тому же мне нравится быть доброй и помогать другим людям.
— Почему вас назвали Эльвирой?
— Имя выбирал папа. Когда они с мамой учились в университете, у них была однокурсница по имени Эля. По словам родителей, эта девушка отличалась своей необычайной искренностью и добротой. Но в какой-то момент от идеи отказались, решив назвать меня Кристиной. Но когда папа оформлял документы в ЗАГСе, записал Эльвирой. Всё благодаря отцу.
— Многие спортсмены скрывают подробности личной жизни, но вы периодически рассказываете об отношениях со своим парнем…
— Мы встречаемся уже на протяжении пяти лет. Все это видят, знают. Зачем тут что-то скрывать? Периодически даже тренируемся вместе.
GTA РАССЛАБЛЯЕТ
— Одним из ваших увлечений является составление пазлов…
— К сожалению, за год моя коллекция не пополнилась. Дело в том, что живу в общежитии, где у меня очень маленькая комната. В то же время мне нравится собирать большие пазлы, что в моих условиях просто нереально. Ведь за один день собрать масштабную мозаику не всегда получается. Может, куплю раскладной стол, где будет проще разложить пазлы на тысячу-две деталей. Возможно, тогда моя коллекция и увеличится. Кстати, три собранных пазла уже склеила специальным средством и повесила в рамках на стену.
— Другие хобби есть?
— Да. Недавно с парнем купили приставку PS4. Когда есть время, играем в GTA V, Horizon. Понравилась Battlefield, благодаря которой многое узнала о Первой мировой войне. В такие моменты голова отдыхает. Неплохой релакс после утомительных тренировок, выступать потом легче.
— Как относитесь к пирсингу?
— Раньше у меня был проколот пупок, но полгода назад сняла эту серёжку. Иногда испытывала дискомфорт при беге. Как видите, в ушах серьги тоже не ношу. Как только начала заниматься лёгкой атлетикой, в нашем зале в Пинске висела сетка. Играли в «два огня». Нагнулась за мячом, зацепилась за сетку и так сильно поранила ухо, что его пришлось зашивать. С тех пор серьги в ушах не ношу.
— Любите шоппинг?
— Нет. Предпочитаю прийти в магазин и поскорее купить какую-то вещь. Примерки — это не для меня. Вообще не люблю то, что занимает много моего времени. Кроме тренировок, конечно же. Заниматься спортом готова 24 часа в сутки.
Алексей Ковалев
 
ПОБЕДНАЯ СОНАТА ВИОЛЕТТЫ СКВОРЦОВОЙ
(Спортивная панорама №5/12939/ от 11 января 2018 г.)
 
Минувший год для белорусских представителей королевы спорта выдался неоднозначным. Тем не менее приятных событий хватало. Отлично проявили себя молодые легкоатлеты, не раз штурмовавшие пьедестал международных первенств. Но, пожалуй, самым ярким и запоминающимся моментом многие, не задумываясь, назовут поступок Виолетты СКВОРЦОВОЙ во время торжественной церемонии награждения на чемпионате Европы (U-20) в итальянском Гроссето. Напомним, наша соотечественница завоевала «золото» молодёжного континентального форума в тройном прыжке, но во время награждения прозвучал гимн другой страны. Витебчанка в знак протеста покинула пьедестал, несмотря на возможную угрозу дисквалификации. Санкций не последовало, церемония награждения состоялась ещё раз, а поступок белоруски оценили и на самом высоком уровне. Глава государства вручил Виолетте диплом лауреата премии «Белорусский спортивный Олимп» за успешное выступление на международных соревнованиях, активную гражданскую позицию, уважительное отношение к государственным символам Республики Беларусь. Пользуясь случаем, корреспондент «СП» побеседовал с подающей надежды легкоатлеткой.
– Конечно, это волнительный момент. Переживаю и во время соревнований, но сейчас чувства совсем иные. Известие о награде, безусловно, стало для меня сюрпризом.
– Ролик, где вы ушли с пьедестала в Италии, собрал уже более 8 миллионов просмотров, а среди белорусских пользователей стал одним из самых популярных в минувшем году…
– Видимо, нашим людям это интересно. Честно говоря, не слежу, сколько человек обратили внимание на это видео, комментарии не читаю. Не стоит лишний раз загружать свою голову.
– Бывают случаи, когда по техническим причинам во время церемонии награждения гимн и вовсе не звучит. Но спортсмены выходят из положения и исполняют его сами…
– Слышала о таком. Но, как правило, исполняли гимн несколько спортсменов, преимущественно мужчины, а то и целые игровые команды. Мне же, хрупкой девушке, было бы трудно в такой ситуации. Особенно на таком большом стадионе, как в Италии. В тот момент, наверное, ни о чём не думала. Всё получилось само собой.
– Как относитесь к социальным сетям?
– В наше время, наверное, тяжело представить свою жизнь без них. Но ведь раньше люди как-то без социальных сетей жили. Что касается меня, то, конечно, веду соответствующие странички в Интернете. Но использую их исключительно для общения со своими друзьями, коллегами и родными. Поддерживать контакты с виртуальными незнакомцами считаю странным.
– Чем больше всего запомнился минувший 2017-й?
– Безусловно, самое яркое событие для меня – победа на чемпионате Европы (U-20).
– На чемпионате страны дважды стали второй: в тройном прыжке и прыжках в длину…
– Моей основной соперницей на главном республиканском старте была Ирина Васьковская. Мы много тренируемся вместе, хорошо знаю, на что она способна. Но Ирина старше меня и объективно сильнее. Поэтому уступить ей было не зазорно.
– В дальнейшем планируете делать упор на какую дисциплину?
– Совсем забрасывать прыжки в длину не планирую. На некоторых соревнованиях собираюсь участвовать и в этом виде программы. Но это будем обсуждать с моим тренером. На данный момент основной упор делаю на тройной прыжок.
– Как стали заниматься спортом?
– В шестом классе на урок физкультуры к нам в школу пришла тренер по лёгкой атлетике. После просмотра мне предложили заниматься. Втянулась быстро. В своё время перепробовала много дисциплин: и спринт, и бег с барьерами, другие виды. Но стало неплохо получаться в прыжках, а тройной к тому же очень понравился.
– На кого равняетесь?
– Мне как атлет нравится Усэйн Болт. Легенда спорта, настоящий образец для подражания. В прыжках таких примеров, пожалуй, нет. Впрочем, и в нашей дисциплине хватает интересных атлетов.
– Где больше нравится тренироваться: в столице или родном Витебске?
– Особой разницы нет. Люблю оба этих города. Сейчас основное время провожу в Минске. Вероятнее всего, в столице и останусь в дальнейшем. По возможности стараюсь наведываться в город на Двине, но не всегда получается.
– Чем увлекаетесь помимо лёгкой атлетики?
– Окончила музыкальную школу по классу фортепиано. Занималась восемь лет. Поэтому не представляю свою жизнь без музыки. Ещё в свободное время люблю читать.
– Когда последний раз играли на фортепиано?
– По-моему, на Новый год. Что конкретно – не припомню, но больше всего нравится исполнять лирические композиции. Самое любимое музыкальное произведение – «Лунная соната» Бетховена.
– Сольфеджио легко давалось?
– Хуже, чем специальность. Как и многие, испытывала проблемы с «музыкальной математикой». Тем не менее учителя хвалили мой слух, говорили, что подбираю ноты уверенно.
– Почему тогда выбрали профессиональный спорт?
– Не планировала начинать карьеру музыканта. Просто мне нравилось учиться играть на инструменте. Музыку люблю до сих пор. Это очень важная часть моей жизни. Слушаю множество композиций, но особое предпочтение отдаю зарубежному и русскому року.
Алексей Ковалев